Февральская трагедия: убийство 9-летней Хуршеды


12 лет назад, 9 февраля 2004 года, в Санкт-Петербурге скинхеды убили 9-летнюю таджикскую девочку Хуршеду Султонову. Преступление вызвало глубокий общественный резонанс. Убийцы были наказаны. Вспомним, как это было. 

Избиение до смерти

В детективном рассказе «Неприрожденные убийцы» Георгия Оперского история этого убийства рассказана подробно. Приведем из него один отрывок:

«9 февраля 2004 года в 21:16 на пульт дежурного «03» поступило сообщение: во дворе дома №4 в переулке Бойцова, практиче­ски прямо под окнами 18-го отдела УБОП, нападению подверглись тридцатипятилетний таджик, его дочь и племянник.

По рассказам оперативника 18-го («экстре­мистского») отдела УБОП, в тот день они проводили рейды по общежитиям. Ходили, вычисляли незаконных мигрантов. Длилось все это до поздней ночи, а потом ему стало плохо, так как простыл, и друзья посоветовали идти домой. "Я сел в ме­тро, еду - голова раскалывается, все суставы лома­ет. Но только отъехал, звонит шеф:

— В переулке Бойцова только что убили пяти­летнюю девочку.

— А мы-то при чем?

— Девочка - таджичка. Многочисленные ноже­вые ранения и удары арматурой.

— Ясно. Мне приезжать?

— Сам-то как думаешь?

Я приехал, а сам уже вообще никакой. Посмот­рел, что там, на Бойцова, творится, и сразу понял: домой сегодня доехать не светит", - вспоминал он.

Работа на месте происшествия шла всю ночь и за­кончилась только к полудню следующего дня. На экс­пертизу было увезено вообще все, что удалось найти во дворе. Пластиковый стаканчик... Старые битые бу­тылки... Несколько мешков мусора... Картина проис­шествия была ясна. Да только что толку, если и на этот раз опять не было никаких соображений насчет того, кто и зачем ножом убил ребенка?

Тем вечером рабочий Юнус Султонов водил детей на каток. Коньков у таджиков не было, да и ка­таться они не умели. Дети просто смотрели, как катаются другие, а потом Юнус повел их домой. Они вышли из Юсуповского садика, прошли по Садовой и свернули во дворы. Детей Юнус держал за руки.

В Петербург семья Султоновых перебралась не­сколько лет назад. Юнус устроился рабочим на рынок, получил официальную регистрацию, снял для семьи комнату. Небольшую, зато в центре. Располагалась она совсем рядом с катком. Чтобы срезать угол, он решил пройти не по Садовой, а через проходной двор. Там-то все и произошло.

Его без предупреждения ударили бейсбольной би­той по голове. Он выпустил ладони детей и, оседая, схватился за затылок. Когда он упал, его ударили по голове еще несколько раз. Подняться Юнус больше не смог. Мальчика тоже начали бить, и он тоже упал, но когда стало понятно, что дядя больше не поднимется и не сможет их защитить, одиннадцатилетний Акобир, словно маленькое животное, извернулся, сумел прокатиться между топчущимися взрослыми ботинками и закатился под припаркован­ную машину. Его пытались, как крысу, выгнать оттуда железной палкой, но он замер и отлежался. Пальцами держался за асфальт и ждал... Скоро наверху все стало тихо. Те, кто на них напал, ушли. Он все еще ле­жал. Закрыв глаза и вжавшись в черный асфальт. Он слышал только свое оглушительное дыхание: вдох... небольшая пауза... выдох.

Его девятилетнюю двоюродную сестру звали Хуршеда. Сперва она кричала, но когда ее папа очнулся, - уже нет. Юнус взял ее на руки. У дочки были закрыты глаза. Она не дышала. Отец отнес ее домой - когда на них напали, до дому им оставалось дойти от силы метров пятнадцать. Как вызвал «скорую», он не помнит. Врачи приехали через девять минут и увезли племянника в детскую больницу имени Раухфуса. А ос­мотрев девочку, констатировали смерть.

На теле девятилетней Хуршеды медики насчитали одиннадцать ножевых ранений. Вся грудь, весь жи­вот, несколько ран в правую руку, которой она вначале пыталась защищаться, а также синяки от ударов но­гами, цепями и битами. Даже если бы медики приеха­ли не через девять минут, а спустя мгновение, делать им тут все равно было бы нечего…»

 

Девочка с ямочками

Первые публикации об убийстве ребенка успели появиться тем же вечером 9 февраля. А уже на следу­ющий день портреты Хуршеды Султоновой появились на первых полосах всех газет. Если тот, кто ее убил, хо­тел стать звездой, то своей цели он добился.

Фотографию Хуршеды в течение следующих нескольких меся­цев успели увидеть все. Черноволосый улыбчивый ребенок. Видно, что снимали на каком-то семейном празднике, Хуршеда в малиновом национальном пла­тье стоит и улыбается в камеру.

Рядом видна ее мама, тоже улыбающаяся. У обеих на щеках ямочки. У мамы ямочки почти не видны, зато у дочери видны отлич­но! Белые зубы, аккуратно причесанные волосы, ма­линовое платье, и главное - эти ямочки на щеках... Рассмотрев фотографию в газете, губернатор города Валентина Матвиенко распорядилась коротко: «До­стать из-под земли! Поймать и показательно судить».

…К вечеру полно­мочный представитель Президента РФ по Северо-За­падному федеральному округу провел закрытое сове­щание с представителями силовых структур региона. С совещания петербургские милиционеры были вызваны в Москву, непосредственно к и.о. ми­нистра внутренних дел России Рашиду Нургалиеву. Во­прос об убитом ребенке был взят в министерстве на особый контроль. 

Первые аресты

По поводу убийства девочки в те дни офицер милиции из Петербурга, первым делом заявил: «Никаких свидетельств, что это были скинхеды, нет!». Затем другой офицер милиции в телевизионных новостях не преминул сказать на всю страну, что нет свидетелей, которые могли бы подтвердить выкрики убийц: «Бей черных! Россия для русских!» Это утверждают сами потерпевшие, но они ведь - заинтересованная сторона»… Они не приняли во внимание, что в ночь нападения жители этого двора, в котором подростки убивали Хуршеду Султонову, признались, что тоже слышали крики «Вон из России!», «Бей чёрных!».

К концу февраля виновников якобы вычислили, а 1 марта даже задержали, и подростки признались в содеянном. Но потом начались чудеса. Поскольку по закону подростков не могли задерживать и допрашивать ночью, к вечеру их… распустили по домам. А уже на следующий день родители и срочно мобилизованные адвокаты в пух и прах разбили собранную накануне «доказательную базу», ссылаясь на незаконность получения признаний. С подтекстом в прессе говорилось о том, что якобы двое из шестерых задержанных подростков - выходцы из милицейских семей, а дядя одного из них и вовсе генерал ФСБ.

Убийство таджикской девочки было раскрыто в марте 2004 года. Эту новость озвучил прокурор Санкт-Петербурга Николай Винниченко, об этом также официально доложили на самый верх: начальник питерской криминальной милиции Владислав Пиотровский отрапортовал главе МВД Рашиду Нургалиеву, что задержаны пятеро подозреваемых подростков - жители микрорайона, где произошло нападение, а также двое находятся под подпиской о невыезде.

Первичную экспертизу по обстоятельствам дела по статье 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» провел Николай Михайлович Гиренко - известный учёный, этнограф-африканист, ставший в постперестроечные годы наиболее компетентным и авторитетным в Петербурге и в России специалистом в области судебной научной экспертизы. Благодаря его участию в судопроизводстве были квалифицированы как экстремистские и возбуждающие расовую и национальную ненависть многие действия и высказывания профашистски настроенных персонажей и организаций; некоторые из неофашистов, привлечённых к суду, были приговорены к различным срокам заключения. К сведению, 19 июня 2004 года Н.М.Гиренко был убит в своей квартире выстрелом через дверь. Убийцы не найдены.

Однако, по мнению правоохранителей, задержанные не являлись скинхедами. Зверское убийство - дело рук стаи пьяных подростков. Теперь же речь шла и вовсе о банальных хулиганах, напавших на таджикскую семью без всяких видимых причин. Выходит, «обычные хулиганы» действовали как фашистские штурмовики.

Кроме этого, следствие рассматривало и другие версии. Одна из них - наркотики. Якобы отец девочки Юнус Султонов, работавший на питерском Сенном рынке, замешан в наркоторговле, его «заказал» какой-то конкурент, а подростки были всего лишь исполнителями. Им заказывали запугать Султонова, но они вошли в раж и переусердствовали.

22 марта 2006 года был оглашен вердикт суда присяжных заседателей городского суда Санкт-Петербурга по делу об убийстве Хуршеды Султоновой. Процесс был закрытым, поскольку часть подсудимых – несовершеннолетние. Подсудимые признаны виновными только в хулиганстве; обвинение в убийстве, выдвинутое против одного из подсудимых, ученика спецшколы для трудных подростков, который на момент совершения преступления едва достиг 14-летия, признано недоказанным. По приговору суда семеро подростков получили от 1,5 до 5,5 лет колонии. 

Настоящие убийцы

Однако в мае 2006 года в Петербурге были арестованы члены экстремистской группировки Mad Crowd, которой руководил Дмитрий Боровиков (был убит при задержании). Арестованные признались следователям, что именно они убили Хуршеду Султонову.

В 2011 году 12 членов группировки Mad Crowd были признаны судом присяжных виновными в совершении ряда убийств (в том числе и Хуршеды Султоновой), бандитизме, незаконном хранении оружия. Два члена банды - Алексей Воеводин и Артем Прохоренко - были приговорены к пожизненному лишению свободы, другие получили от 3 до 18 лет лишения свободы, несколько человек были приговорены к лишению свободы условно. 

Ей бы исполнилось 20…

Спустя 12 лет после трагедии мы попытались найти родственников Хуршеды Султоновой в Гиссаре, откуда родом ее родители. Но оказалось, что все они переехали в Душанбе. Как рассказала тетя Хуршеды – Майрам Марупова, ее сестра после смерти своей старшей дочери не получила никаких компенсаций за причиненный моральный и материальный ущерб. «Единственное, это то, что тогдашний губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко помогла бесплатно вывезти тело ребенка на самолете на родину», - отметила она.

К сожалению, трагедия наложила свой отпечаток на жизнь семьи Султоновых: отец семейства, Юнус, после пережитого так и не смог прийти в себя и стал сильно выпивать, и в конце концов семья распалась. В настоящее время мать покойной Хуршеды – 40-летняя Мавджуда Марупова находится на заработках в Российской Федерации: несмотря на случившуюся трагедию, из-за тягот жизни она вернулась в город, лишивший ее 12 лет назад ребенка, и работает на одном из питерских рынков. На родине у нее остались двое детей - 14-летняя дочь и 10-летний сын, которых она оставила на воспитание 75-летней матери.

Хуршеда Султонова родилась 13 сентября 1995 года; если бы она была жива, ей бы исполнилось 20…

Источник: ИА «ASIA-Plus»

_______________________________
ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ:

Комментарии закрыты